Здесь нашел интересный обзор

Мы были единое целое. Всегда. Это невозможно было даже скрыть. А в тот день я не отвечала на его звонки, сообщения удаляла не читая, а часов в десять вечера вообще отключила телефон и пошла спать. Какое там спать! Проревела до самого утра. Ревность... Она впервые ошпарила меня.

До этого момента я ничего о ней не знала. Не знала даже, что она существует, и как перестать ревновать - тоже не знала.

 С Глебом мы учились в параллельных группах и встречались больше года. Ребята с нашего потока называли нас Ромео и Джульетта. Смешные, считали, что могут уколоть меня прозвищем. А я им гордилась, потому что знала: такая любовь, как наша, бывает раз в тысячелетие.Ошиблась... Моему Ромео, в отличие от шекспировского, всего за год Джульетта надоела, и он снова переметнулся к Розалинде.

«Предатель! Ненавижу! — шептала я, переворачивая на другую сторону про мокшую от слез подушку. Понимала, что вру себе, что по-прежнему люблю Глеба, и от этого было еще больнее. Обида, как кислота, выжигала внутренности. — Как он мог?! Ведь я так ему верила! Никогда, никогда не прощу!!!» У нас все было чудесно до тех пор, пока Ирка не влезла со своими новостями, как Яго с дурацким платком. ...Подруга влетела в аудиторию за три минуты до звонка, плюхнулась рядом со мной: «Фу-х, успела! — отдышавшись, поинтересовалась: — По какому поводу сия неземная красота?»

— Правда классное платье? — не удержалась я, чтобы не спровоцировать Ирку на еще один комплимент.

— И платье, и прическа — блеск. В театр сегодня идешь?

— К брату Глеба на день рождения.

— С Глебом? А вы разве еще вместе?

— Конечно вместе!- пожала плечами я. — Что за идиотские вопросы?

— Просто я его пару раз встречала с новенькой со стоматфакультета. Она раньше в Богомольца училась, а в этом году к нам перевелась — наверное, там экзамены не сдала. Я два раза видела, как они с Глебом нежно ворковали. И за руки держались, вот я и подумала...

Вот что такое, оказывается, ревность: мир вдруг предательски усмехнулся. Старенький профессор что-то бубнил с кафедры, Ирка старательно строчила конспект, а я из лекции ни слова не понимала. Мысли были заняты другим. Неужели это правда — про Глеба и новенькую? Нет, не может быть! Ведь мы с ним еще давным-давно поклялись, что ничего не будем скрывать друг от друга. Наверное, Ирка что-то напутала. Или специально все придумала, потому что завидует моему счастью — у самой-то парня до сих пор нет. Она просто хочет заставить меня ревновать.

Я решила ничего не говорить Глебу — не хотела передавать глупые Иркины сплетни и унижать его недоверием. И не сказала бы, если бы спустя несколько дней собственными глазами не увидела, как он разговаривает в холле корпуса с невысокой блондинкой. Они не просто беседовали — смотрели друг другу в глаза и весело смеялись.

Потом блондинка посмотрела на часы и что-то озабоченно сказала. Глеб приобнял девушку за плечи, та, привстав на цыпочки, поцеловала его в щеку и торопливо побежала к выходу.

Кто знает, как перестать ревновать?

Я не знала. В тот момент мир не просто предательски усмехался, он уплывал из под ног. И все же .... Я мысленно досчитала до десяти, спустилась с лестницы и прошла мимо Глеба, сделав вид, что не вижу его. Он догнал меня на крыльце.

— Жень, ты куда? Мы же договорились после занятий внизу встретиться и в киношку пойти.

— По-моему ты с кем хотел, уже встретился! — не оборачиваясь, отрезала я. — С ней в кино и иди.

— Ты про Ольку, что ли? Ну, даешь! Да мы просто пять минут поболтали...

— Я видела, как вы просто болтали! Не ходи за мной! Сережа! — окликнула я мажора из нашей группы. — Подвезешь меня до метро?

— Запросто. Садитесь, — он приглашающе открыл дверцу машины.

— Я одна поеду, у Глеба дела...

До десяти вечера Глеб позвонил мне восемнадцать раз и прислал двадцать три sms-ки. На звонки я не отвечала, сообщения, не читая, удаляла, потом отключила телефон и проревела всю ночь. А утром, когда вышла из подъезда, увидела на лавочке понурого Глеба.

— Я тебе сейчас все объясню! — вскакивая, воскликнул он. — Мы с Олей с двух лет дружим, в одном подъезде жили, до шестого класса за одной партой сидели. Затем ее семья в другой район переехала, мы все эти годы не виделись, а теперь случайно встретились... Иногда болтаем, детство вспоминаем, но это совсем не то, что ты...

Как перестать ревновать? Ведь все оказалось так просто и понятно... Но за эти несколько часов со мной что-то произошло, ревность успела что-то отравить в моей психике.

— Мне нет дела ни до тебя, ни до твоей Оли! — заорала я. — Исчезни из моей жизни! Я больше никогда, слышишь, — никогда не хочу тебя видеть! Чувствуя, что вот-вот разревусь, я бросилась обратно к лифту. В тот день в институт не пошла, а на следующее утро...

Судьбоносный урок

— Женечка, ты, случайно, не знаешь, где Глеб? — услышала в трубке взволнованный голос несостоявшейся свекрови. — Он вечером ушел гулять и до сих пор не вернулся.

—Наверное, у своей подружки детства заночевал, — со злостью подумала я, а вслух буркнула: — Не переживайте, найдется... Но ревновать я уже перестала. Вместо ревности в душу постепенно закрадывалось леденящее предчувствие.

Глеб не нашелся. Ни живой, ни мертвый. Его долго искала милиция, а потом признали пропавшим без вести. С тех пор прошло семь лет. Я уже никого ни к кому не ревную. Почти все мои сокурсницы вышли замуж, я же до сих пор одна — женщина без мужчины. Может, для кого-то это свобода, для меня - одиночество. Но я боюсь снова полюбить и снова потерять. Как потеряла Глеба... Девушки, даже в самые ужасные моменты ревности не говорите любимым: «Исчезни из моей жизни» или «Никогда не хочу тебя больше видеть!» — потому что слова материальны, и эти заклинания иногда срабатывают. Не повторяйте моих ошибок!